Mara_Jade_Palpatyne
Sans une révolution Red Lady of the Sith
Через два года, 28 июня 1914 года (странное совпадение) выстрелы в Срарево открыли двери самой страшной войны в истории человечества. Конечно, Первая Мировая не была столь кровавой, как Вторая Мировая - но именно на ней впервые применили химическое и бактериологическое оружие, военную авиаци, танки, в ней впервые массово применялись концлагеря и крематории и первый раз применили газовую камеру.
Кроме всего прочего, эта война стала началом непрерывной вековой казни православных славянских народов на Балканах. И пусть по заключению мира сербы, наконец, казалось, осуществили вековую мечту, создав православное славянское королевство - но это кажущееся затишье было затишьем между трагическими событиями 1914-1918 года и трагедией 1939-го.
Предлагаю всем участникам Проекта публиковать здесь материалы с тэгом "югославская голгофа - столетие".
И начну я с материала о человеке, чья судьба неразрывно связана с историей Югославии в переломный период фашистской окупации. В этой короткой жизни отражается не только судьба Югославии, но и путь всей человеческой цивилизации.
Когда террор становится закономИеромонах Игнатий (Шестаков) Когда террор становится закономИсповедник Досифей (Васич) митрополит Загребский был канонизирован Архиерейским Собором Сербской Православной Церкви в мае 2000 года в числе других сербских новомучеников, пострадавших в середине XX века от рук хорватских усташей и террора коммунистов. Страдания Сербской Церкви по своим масштабам и жестокости вполне сопоставимы с тем, что пришлось перенести в минувшем столетии Церкви Русской, но, к сожалению, сведений об исповедничестве и жизненном пути сербских новомучеников в России до сих пор крайне мало.