-Elberet-
В Сербии продолжают спор о наследии Милошевича

На будущей неделе госсекретарь США Хиллари Клинтон отправится в Европу. Она планирует посетить Сараево, Белград, Приштину и Брюссель. Как подчеркивается в заявлении госдепа, глава американской дипломатии «проведет встречи с членами правительства, лидерами гражданских движений и гражданами балканских стран», напомнив им о поддержке Вашингтоном «их усилий по интеграции в европейское и евроатлантическое сообщество».

Власти Сербии надеются на содействие г-жи Клинтон в процессе интеграции в Европейский союз, а также в урегулировании взаимоотношений Белграда и албанских властей края Косово, провозгласившего независимость в одностороннем порядке в 2008 году. Ведь после Балкан госсекретарь отправится в штаб-квартиру Евросоюза, где встретится с верховным комиссаром Евросоюза по международным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, лично курирующей вопросы диалога Белграда и Приштины. Именно от ее позиции будут во многом зависеть перспективы взаимоотношений в треугольнике Белград--Приштина--Брюссель. Г-жа Эштон на днях подтвердила, что она «предвкушает совместную работу с президентом Борисом Тадичем, продвигающим Сербию в направлении Европейского союза».

Заявление верховного дипломата ЕС было приурочено к десятой годовщине события, с которого принято отсчитывать историю нынешней политической власти Сербии -- «бульдозерной» революции 2000 года, свергнувшей Слободана Милошевича и приведшей к управлению тогдашней Югославией прозападную демократическую коалицию. Непосредственным толчком к революции стал отказ оппозиции признать официальные результаты президентских выборов, согласно которым Милошевич опередил их кандидата Воислава Коштуницу. Одним из наиболее ярких моментов стала операция, которую провел инженер-автотранспортник Любисав Джокич по прозвищу Джо. Он направил свой погрузчик (позднее объявленный «бульдозером») на штурм здания радио и телевидения Сербии, считавшегося рупором официальной пропаганды. Под давлением сотен тысяч демонстрантов Слободан Милошевич был вынужден подать в отставку, в 2006 году он умер в камере предварительного заключения Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии. Десять лет назад к власти в тогдашней Югославии, окончательно распавшейся на Сербию и Черногорию в 2006 году, пришло движение «Демократическая оппозиция Сербии». В него входил и нынешний президент Тадич. Движение провозгласило амбициозную программу внутренних преобразований и улучшения отношений страны с остальным миром под лозунгом «Сербия на добром пути».

Вспоминая те события, Борис Тадич на специально созванной во вторник пресс-конференции подчеркнул, что «безосновательно и ошибочно говорить, что ничего с тех пор не изменилось. Налицо исключительная разница и огромное улучшение качества жизни». Он напомнил, что революция 2000 года произошла бескровно и содействовала установлению демократических ценностей, и теперь «никто никогда не сможет и подумать о том, чтобы лишить народ демократических выборов» -- имея в виду, что выборы, на которых в свое время побеждал Милошевич, неизменно признавались оппозицией и поддерживавшим ее Западом «фальсифицированными». Аналогичные акценты расставила в своем обращении к сербам Кэтрин Эштон, подчеркнувшая, что «десять лет назад народ Сербии сделал исторический выбор». «Я поздравляю его и всех тех, кто с того момента вносил вклад в демократию в Сербии и в укрепление мира, стабильности и примирения», -- заявила она.

Однако белградская газета «Блиц» вышла в день юбилея под броским заголовком «Сербия могла сделать в три раза больше». А один из лидеров тогдашней «Демократической оппозиции Сербии» Весна Пешич в интервью газете «Данас» с грустью констатировала: «Сейчас ясно, что революция потерпела поражение». По ее словам, «Сербия не смогла нормализовать свои отношения с Евросоюзом, не выполнила условий сотрудничества с трибуналом ООН по военным преступлениям», да и проблема Косово «остается нерешенной». Напомним, что Гаагский трибунал до сих пор требует от властей Сербии арестовать и выдать бывшего главкома армии боснийских сербов генерала Ратко Младича и экс-лидера хорватских сербов Горана Хаджича.

«Оценка результатов последнего десятилетия в истории Сербии не связана напрямую с характеристикой роли самого Слободана Милошевича. Возглавлявшаяся им Соцпартия ныне утратила прежние позиции и в значительной степени сменила идеологию. Не случайно она в 2008 году вошла в состав нынешней прозападной правящей коалиции, а ее лидер Ивица Дачич занял пост министра внутренних дел», -- отметил в беседе с «Временем новостей» депутат сербской скупщины от Демократической партии Сербии Ненад Попович. «Главный раскол в сегодняшней Сербии пролегает между патриотическими силами, отстаивающими национально-государственные интересы страны, в том числе ее контроль над Косово, и теми, кто поставил перед собой цель любой ценой привести Сербию на Запад -- в ущерб ее традиционным дружественным отношениям с Россией», -- свидетельствует собеседник «ВН».

«Запад в лице США и ЕС традиционно представляет Милошевича ответственным за косовский кризис и обвиняет его в стремлении решить этот вопрос силовым путем, -- пояснил «ВН» эксперт Института славяноведения РАН Александр Карасев. -- Однако и в период его правления в 1990-е годы, и после его свержения власти страны реально не представляли себе путей урегулирования косовской проблемы. Ставка была сделана на подавление сепаратистских выступлений албанцев, зачастую действительно носивших насильственный характер. Однако и тогда, и позднее Белград слабо представлял себе модель сосуществования сербов и албанцев в рамках одного государства». Собеседник «ВН» заметил, что осмысление проблемы обычно ограничивалось разговорами о ее сложности: «Высокопоставленные сербские чиновники на словах предлагали албанцам широкое самоуправление, однако их самих страшила перспектива активного участия двухмиллионного албанского населения Косово в политической жизни девятимиллионной Сербии. Ведь это позволяло албанцам претендовать на значительную фракцию в скупщине, на высокие посты в правительстве -- к чему сербы относились со страхом. Поэтому бойкот албанцами сербских государственных институтов объективно устраивал и сербскую сторону». Эксперт заметил, что за прошедшее после свержения Милошевича десятилетие Белград и Приштина так и не смогли выработать «работоспособные наднациональные модели взаимодействия двух народов в одном государстве».

Петр ИСКЕНДЕРОВ
www.vremya.ru/2010/183/5/262332.html